пятница, 26 мая 2017 г.

О дураках и дорогах.



   На тему извечных российских бед высказано немало возмущений и отпущено много шуток. Тем не менее, тема более чем серьезная.
   Только ленивый не ругал наше дорожное хозяйство, не сравнивал наши российские (украинские, белорусские и т.д.) дороги с европейскими автобанами, магистралями, мостами, тоннелями. Чего стоит только их тоннель под Ла Маншем? А у нас даже федеральная дорога до Владивостока местами, говорят, чисто условная, легковушками лучше даже не пытаться прорваться.
 Я не буду стараться выяснять, где правда и где ложь, насколько все эти сравнения обоснованы, сколько в них фантазий, преувеличений, недобросовестности и недостатка информированности авторов. Мне это не интересно, не рекомендую копаться в подобном материале и читателю.
 Вопрос поставлен некорректно, поэтому, прежде всего, нужно верно его сформулировать. В правильной формулировке вопрос звучит так: как нам правильно организовать транспортную отрасль народного хозяйства в России?  Причем не только с точки зрения удобства потребителя, эгоистичных интересов транспортников, автовладельцев или туристов.
 А с точки зрения интересов страны, а конкретно обеспечения её безопасности, обороноспособности и международной конкурентоспособности. Не более и не менее.
  И здесь даже человеку без особых специальных знаний (то есть мне) очевидно следующее. Совершенно бессмысленно и утопично пытаться покрыть нашу Родину шикарными шоссе просто в силу её протяженности, безлюдности и климатических условий. Ну не отчистим мы её от гололеда после каждого дождика, от снега после каждой метели и не залатаем все ямки каждой весной. Да и к чему вообще дорожная разметка под снегом? А лето в России короткое.
  Автомобильное сообщение не очень уместно даже в Европе, несмотря на гораздо более благоприятные  климатические условия. В Европе основной причиной нецелесообразности автомобильного транспорта является скученность населения, в результате чего автомобиль становится крайне неудобным и дорогим средством передвижения.
  Т.е. при  рациональной организации пассажиропотоков, автомобиль должен быть исключительным, элитным средством передвижения, а для основной массы пассажиров таким средством должен быть общественный транспорт. Причем наиболее оптимальный – метро, трамвай или электропоезд.  Этим автоматически решаются абсолютно неразрешимые проблемы пробок, парковок, гаражей, транспортных развязок, безопасности перевозок и экологичности транспорта, защиты здоровья жителей мегаполисов.
  По большому счету автомобильный транспорт более-менее подходит разве что для США с их изначально заточенной под автомобиль плотностью населения и климатическими условиями, а так же финансовыми возможностями. Для всего остального мира автомобиль – дорогое, неудобное и ненадежное средство передвижения.
  Если вернуться к нашей стране, то единственным надежным транспортом в наших условиях суровой снежной зимы является железная дорога. Только этот вид транспорта надежно связывает разные части нашей страны воедино, без всяких скидок на сложные природные условия, заносы, гололед или разливы рек.
  В тяжелейшие годы войны именно бесперебойная работа железнодорожного транспорта была одним из решающих условий обеспечения Великой Победы. В любые условия, в любые морозы под бомбежкой и под обстрелами фронт получал снабжение именно по железной дороге.
  Поэтому и сегодня строительство и развитие железных дорог России является даже более важным стратегическим оборонным направлением, чем принятие на вооружения нового вертолета или танка  Чем доставлять будем танки/вертолеты/топливо к театру боевых действий? Китайскими фурами?
   Изложенная концепция развития транспортной отрасли полностью соответствует тому, как она виделась в СССР и даже до революции, в царской России.  К сожалению, последним таким стратегическим проектом, укреплявшим нашу оборону, был БАМ.
  С тех пор идет планомерное уничтожение железнодорожного транспорта, в который вложены колоссальные средства наших отцов и дедов. При всей напыщенности  современных ученых и менеджеров, Транссиб, построенный ещё в позапрошлом веке, остается единственным в своем роде проектом. Второй Транссиб, а вовсе не Северный морской путь – вот реальный, а не прожектерский, нововасюковский путь повышения конкурентоспособности России.  
  Но Транссиб пока остается единственным надежным средством коммуникаций вдоль всей нашей многотысячекилометровой границы. А где тонко, там и рвется. Таких рисков, которые есть у современной России, за всю историю её существования НЕ БЫЛО. Ни во времена татаро-монголов, которые по сравнению с современными налоговыми законами или рэкетирами были просто ангелами, ни в смутное время, ни во времена революции или Великой Отечественной войны не было такого уровня внешней опасности и внутренней ослабленности. Как бы не пыжились наши современные ура-патриоты.
  Весь героизм наших красных конников или голубоберетых десантников ничего не стоит. И даже шедевры военной техники. Достаточно почитать воспоминания маршала Катукова, чтобы понять процент влияния «волевого командира» и даже сверхпревосходства отдельных образцов техники на достижение стратегической военной инициативы. К сожалению, грамотные системные действия и логистика определяют все.  И только потом уже идет личный героизм.
  Наша страна лежит на разделочном столе и её успешно разделывают. Благополучно нейтрализуя естественный внутренний протест всеми средствами информационной и материальной анестезии. Видимостью внутреннего материального процветания и внешних геополитических успехов России.
  Но Господь милостив. Не будет такого бесславного и пьяно-сытого конца у нашей страны.  Будет смыта накопленная пена современных говенных элитариев словами М.Горького столетней давности: «пусть скорее грянет буря!» Не спасет их ни ручная оппозиция вроде клоунов Навального/Ходорковского, ни псевдо- патриотическая клоунада вроде Олимпиады в Сочи, Евровидения или ЧМ 2018. Которая приводит к тому, что вместо заводов и науки мы строим никому не нужные стадионы и торгово-развлекательные центры. Вместо инвестиций в здоровье и индустрию нации, народно-хозяйственные проекты, мы тратим драгоценную валюту на понты, туризм и шикарную жизнь. Даже в царской России эта зараза не имело столь патологической формы.
 Отсутствие в России внутреннего напряжения, конфликта лучше всего свидетельствует, что мы так и не вышли на путь возрождения нашей страны, а по-прежнему плутаем в чаще западных фетишей и иллюзий. Конфликт между красными и белыми, который кончился со смертью Сталина, напряжение, которое не отпускало даже во времена войны, сегодня, кажется, умерли навсегда.
  Это значит, что мы просто опустили руки, перестали бороться. Нам уютно стоять на коленях. Мы - сдались. Вот и все.
   Но вернемся к дуракам и дорогам. Пока у власти дураки, они будут пытаться строить в России автобаны. Стадионы и торгово-развлекательные центры. Долой!

среда, 24 мая 2017 г.

Почему банкир – бесполезная профессия.



   Во время уничтожения командно-административной системы и перевода советской экономики на эффективные рельсы рыночных отношений, значительные надежды возлагались на создание современной двухуровневой банковской системы. Которая, согласно представлениям реформаторов, должна была стать локомотивом прогресса и изобилия, кардинального шага к свободе, сытому и светлому капиталистическому будущему.
  Пришло время подвести итоги. А заодно разделаться с очередным пустым экономическим верованием, мифом, фетишом.
   Какие надежды возлагались на банки для кого-то в далеком, а для меня в более чем близком 1991 году?
   Среди наивных ожиданий необыкновенной эффективности частника, полурелигиозных предвкушений прорывов от приватизированных госпредприятий, от свободы торговли, более-менее рациональную роль играли банки. Именно они должны были отвечать за создание конкурентных условий, доступность финансовых ресурсов простым и талантливым предпринимателям, они должны были направить и профинансировать экономическое чудо и расцвет капитализма в пост-социалистической стране.
   Чем больше банков создавалось, тем лучше, тем выше ожидалась меж ними конкуренция. Небольшие мобильные банки, как ожидалось, должны были прекратить тупое кредитование огромных и неэффективных социалистических индустриальных монстров, подобно банкам СССР.  Фактически поощрявших неэффективность и доминирование госсектора.
   Гибкие коммерческие банки должны были сконцентрироваться на кредитовании именно коммерции и небольшого бизнеса, новых перспективных проектов, которые были недоступны советским управленцам по причине заскорузлости их прокоммунистических мозгов. Конкуренция между банками должна была обеспечивать их мотивацию, поиск добросовестных и перспективных заемщиков, создавать благоприятный бизнес-климат в стране.
    Если почитать учебники тех времен, то именно на банки в теории возлагалась важнейшая общественная функция кредитования экономики, выбора приоритетных бизнес-проектов и отбраковки проектов с недостаточной степенью окупаемости и эффективности. Поэтому в это время стало модно быть банкиром, значительная часть талантливой молодежи потянулась в банковскую систему. Именно кредитные менеджеры банков должны были стать настоящей элитой нации, интеллектуалами, выбирающими и продвигающими будущее страны.
   Что же из этого получилось?
   Увы, талантливая молодежь в банках не задержалась. Наиболее толковые были быстро замечены крупными корпоративными клиентами банков и введены в состав топ-менеджмента. Зачем зависеть от мозгов банковского клерка, если можно его сделать частью собственной корпорации?  А его знание банковской кухни и связи обеспечат упрощенный доступ к банковскому кредитованию и прочим услугам.
  Это обусловило постоянную сильную миграцию талантливой молодежи из банков в бизнес, она особо выражено наблюдалась в 2005-2008 годах. После этого произошел спад такой миграции, скорее наоборот, стала наблюдаться изжога бизнеса на чересчур непрактичных и зашореных законами и инструкциями банковских сотрудников.
  Сегодня банковская сфера утратила свою былую престижность, работа стала предельно рутинной и малоинтеллектуальной, во главу угла стало формальное соответствие технологическим требованиям и стандартам банка, инициатива и творчество, кажется, навсегда покинули банковскую систему.
  Во многом это связано с экспансией западного капитала на банковском рынке, которая началась после оранжевой революции 2004 года. Но революция лишь ускорила процессы, которые давно шли в Украине. Аналогичные тенденции наблюдаются и сегодня, а так же в других странах СНГ, да и во всем мире.
  Банки теряют свои позиции во всем мире, банковский капитал полностью уступает свое место капиталу инвестиционному, небанковскому. Но даже в качестве расчетных центров и обменных пунктов банковские позиции становятся более шаткими. Банки умирают.
  Почему?
  Да потому что они совершенно халтурно и некачественно выполняют свою основную функцию кредитно-денежной эмиссии, функции стимулирования бизнеса. На бытовом уровне это проявляется в том, что банки кредитуют только уже состоявшиеся бизнес-проекты, при наличии активов, которые можно взять в залог. Т.е. банки охотно кредитуют лишь тех, кто в этом особо не нуждается, кредитуют ненужное, избыточное развитие некогда вполне успешного и здравого проекта, в свое время созданного инвестором за свой счет.
  Кредитовать реально прорывные start-upы у банков катастрофически не хватает мозгов. Для кредитования реально масштабных инфраструктурных или наукоемких проектов не хватает уже не только мозгов, но и денег.
  Зато совершенно очевидные авантюры вроде пузырей ипотечного или потребительского кредитования являются для банков неотразимо привлекательной приманкой. Не говоря уже о банальном мошенничестве.
  Иными словами, несмотря на все реверансы, которые раздавались банкам в 90-е, на все красивые слова и книги о рыночной экономике, управлении финансами и капиталом, практика показала полную нежизнеспособность этих теорий. Госплан справлялся с подобными функциями на порядок эффективнее. Польза от его проектов была очевидной, а вот о серьезных проектах, профинансированных именно банками, как-то слышать не приходилось. Например, первый и последний за всю историю Украины инновационный завод «белой» металлургии Интерпайпа, насколько мне известно, построен без особого участия отечественных банков.
  Что же касается инвестиционных рынков, о пузырях несбыточных ожиданий, о многократном превышении рыночной стоимости компаний над любой более-менее здравой их оценкой писалось неоднократно многими, эта тема очень популярна в русскоязычном  интернете под тегом «долларовая пирамида». В действительности же это более или менее неудачная форма переадресации выгод от эмиссии доллара внутри элит США. Все-таки лучшая, чем разбрасывание денег с вертолета Бена Бернарке. Плюс форма международного финансового контроля над рынками и ценами.
  Проблема не в долговом кризисе (этой проблемы не существует), не в американском (или любом другом) государственном долге, пузырях на финансовом рынке или мнимых угрозах могуществу доллара. Эти проблемы надуманы.
  Проблема заключается в окончательной потере современной экономикой всяких более-менее здравых ориентиров эффективности. Стало вполне рентабельно возить потребительский хлам из одного конца света в другой, как и сырье для его производства. Формальная прибыльность и неограниченная эмиссия покрывают любую операционную неэффективность.
  Эта прогрессирующая операционная эффективность и кладет конец современной версии капитализма, а вовсе не какие-то хитрые финансово-математические ограничения, вроде процентов, которые будто бы невозможно отдать заемщику, так как такие деньги хитрые банкиры специально не печатают. Банкиры печатают денег и так значительно больше, чем следует, просто бедность большинства не позволяет обвалить доллар.
  А богатеи просто в принципе не способны сожрать и потратить свои состояния, поэтому сколько триллионов лежит у них в сундуках – вопрос чисто философский. У одного из лучших русских финансистов – Попандопуло из Одессы – к деньгам было абсолютно правильное отношение. Главное в деньгах – раздавать их так, чтобы большинство оставались бедными, как и были.
  На этом стоит и будет стоять сколько угодно долго финансовая система капитализма. Сколько бы не скалились на доллар блогеры на «авантюре» или «конте».
  Однако, в условиях отсутствия конкуренции (ранее СССР обеспечивал западную систему достойными стимулами) и катастрофической деградацией населения некогда «развитых» стран современная мировая экономика все более нуждается в инструментах эффективного управления, которые некогда выполняли международные банки на Западе и Госплан в СССР.
  Необходимость создания мирового правительства с единым минфином и госпланом становится все более актуальной. Игра в мировую монополию/империю подходит к концу. Задумано это мировыми архитекторами или нет, не имеет особого значения. Это – логика развития человечества, точнее его расчеловечивания. И с каждым новым этапом требуется все большее количество человек для его выживания.
  Это раньше группа в 100-1000 человек могла спокойно выживать без потери своих накопленных цивилизационных навыков. Сегодня для выживания цивилизации уже мало нескольких сотен миллионов, говорят о «золотом миллиарде», как оптимальной численности для управления и обеспечения. Не исключено, что и этот этап уже пройден. Но здесь мы отвлеклись от темы.
  А по теме пора делать выводы. Профессия банкира, как частного предпринимателя, посредника и ростовщика полностью исчерпала себя. Это мы видим в процессах принудительного укрупнения банковского сектора, ликвидации мелких, ненадежных и откровенно преступных банков, участников тех или иных мошеннических схем по обману населения и государства.
  В этот отряд мелких мошенников попал даже всем печально известный «Приватбанк» с его владельцем И.В.Коломойским. По мировым меркам, все аферы Игоря Валерьевича  - мелкое жульничество, но не более.
  Банки не справились со своей кредитно-инвестиционной функцией. По большому счету не справляются с ними и международные рынки капитала, играющие важнейшую роль в обеспечении мировой финансовой стабильности, псевдорыночном административном образовании цен и индикаторов спроса на основные мировые ресурсы, формирующими основные потоки международной торговли. 
  Во всем этом есть стабильность, управляемость, прозрачность  и относительный порядок. Не хватает только эффективности.  Поэтому банкиры должны быть уволены. Некогда высоко интеллектуальная профессия сегодня без особым проблем может быть заменена дешевым интеренет-скорингом, функции человека сведены к идентификации клиента и проверке подлинности его документов. Зачем платить больше?
   Поэтому из банков массовый исход совершают мужчины, да и просто энергичные и амбициозные сотрудники. В них все менее перспектив реализоваться, все выше грызня меж теми, кто пытается выжить в неуклонно сжимающейся и оптимизирующейся банковской сфере.
  К сожалению нарастающую операционную неэффективность капитализма решают традиционными методами – оптимизацией. От этого проблема становится только острее, но такова логика неумолимой деградации человечества в единый концлагерь с гарантированным каждому счастьем и добродетельностью.
  Есть и иной вариант – возврат к многополярному миру и конкуренции государственных экономик, периоду глобальных империалистических войн.
  Третий выход изложен в моей работе «Новая экономическая модель» (ссылка), но, судя по всему, особой популярности эта идея не получила.